Евросоюз ждут потрясения

Национальное собрание Франции поддержало законопроект с предложениями президента страны Эммануэля Макрона по выходу страны из кризиса. В свою очередь министр экономики и финансов Брюно Ле Мэр заявил, что французская экономика замедлила свой рост из-за протестов «желтых жилетов». Таковы итоги продолжающихся больше месяца волнений во Франции

Ле Мэр подтвердил, что дефицит госбюджета в 2019 году превысит 3% от ВВП и достигнет 3,2%, что связано с необходимостью профинансировать решения президента, который пошел на социальные и экономические уступки протестующим.

Новый еврооптимизм Эммануэля Макрона

В таких обстоятельствах предстоящие избирательная кампания и майские выборы в Европарламент вновь вызывают крайнюю обеспокоенность у поборников развития европейского единства. Тем более, у партии «Вперед, республика!» французского президента Макрона, претендующего на лидерство в Европе в качестве идеолога нового еврооптимизма и рвущегося занять доминирующую позицию. Он рассчитывает, что его позиция вытеснит переживающие глубокий кризис идеи стандартной евроинтеграции, берущей начало еще с послевоенных лет.

«Вперед, республика!» в ответ на бурный натиск евроскептиков в европейских странах начала свою избирательную кампанию за целых восемь месяцев до выборов в Европарламент. Макрон пытается выстроить обновленное интеграционное общеевропейское движение, способное на выборах сыграть значительно эффективнее партий отдельных стран. Французский президент стремится продвинуть реформированный общеевропейский еврооптимизм в противовес нарастающему во многих странах евроскептицизму.

Проявившийся в самой многочисленной (218 депутатов) в Европарламенте Европейской народной партии (ЕНП) раскол не только усилил шансы евроскептиков, но и параллельно дал Макрону возможность для формирования новой дееспособной евроинтеграционной коалиции. По крайней мере, до протестов «желтых жилетов» «Вперед, республика!» набирала своих сторонников и из ЕНП.

Сильным союзником Макрона выступает главная польская оппозиционная «Гражданская платформа», интересы которой лоббирует не кто-нибудь, а сам нынешний председатель Европейского совета и экс-премьер Польши Дональд Туск.

Признанный лидер евроскептиков премьер Венгрии Виктор Орбан уже поспешил в конце августа этого года «объявить войну» Макрону во время встречи с одним из ярых подвижников правого евроскептицизма — итальянским министром внутренних дел Маттео Сальвини. На это Макрон с присущим ему пафосом моментально ответил Орбану:

Если они видят во мне своего главного противника, то они правы.

Главный водораздел между новыми еврооптимистами и евроскептиками, конечно, пролегает в вопросе о миграционном кризисе. В 2018 году в Европу прибыло по морю более 109 тыс. беженцев. Из них 56 тыс. — в Испанию, 23 тыс. — в Италию, 29 тыс. — в Грецию и около 1 тыс. на Мальту. С 2014 года Евросоюз принял в общей сложности больше 1,8 млн мигрантов.

Сегодня показатели миграции в ЕС ниже, чем в 2015-2016 годах, но это не спасло Европу от продолжающегося миграционного кризиса, который успел за четыре года превратиться в основной катализатор политических процессов и противостояний на всем континенте.

В отличие от оппонентов-скептиков, которые надеются, как минимум, прекратить распространение беженцев в своих странах, реформированный еврооптимизм ставит на поиск и выстраивание гибкого взаимопонимания по распределению мигрантов с учетом национальных интересов государств ЕС.

И, кстати, президент Франции, стремясь привлечь избирателей, честно признает, что в связи с мигрантами «Европе не хватает эффективности и солидарности».

Если победят еврооптимисты-реформаторы…

До предстоящего в мае волеизъявления явка на выборах в Европарламент, начиная с первого голосования в 1979 году, стабильно падала. Но теперь эксперты прогнозируют рост числа голосующих. И, хотя новые еврооптимисты из-за протестов во Франции сейчас теряют очки, представим себе, что они все-таки достаточно убедительно победят. Что в этом случае ожидает Евросоюз?

Во-первых, наберет новую силу мучительный процесс поиска приемлемого общего решения по миграционному кризису. Соглашение по вопросам миграционной политики, которого лидеры стран Евросоюза после многомесячных мук достигли в июне этого года, является не более чем договором 28 стран о намерении в дальнейшем справиться с проблемой. Любая реальная евроинтеграция по этому вопросу вызовет противодействие у евроскептически настроенных стран: Италии, Венгрии, Австрии, Чехии, Польши.

К тому же новые еврооптимисты не очень склонны к приему в ЕС Турции, а это значит, что с ее территории в Грецию вновь может хлынуть перекрытый в 2016 году Анкарой поток беженцев. Так что даже в случае нестандартных ходов победившим еврооптимистам на этом «минном поле» придется очень-очень непросто.

Во-вторых, Макрон и компания приложат все силы для реализации уже одобренного нынешним Европарламентом проекта общей армии Евросоюза, которая будет строиться на основе упрочения французско-германских отношений и развития институтов евроинтеграции, если, конечно, ФРГ продолжит нынешний геополитический курс канцлера Германии Ангелы Меркель. Такой поворот неминуемо усилит противоречия ведущих игроков ЕС с Соединенными Штатами и, прежде всего, с президентом США Дональдом Трампом.

В-третьих, на этом фоне еще более осложнится решение проблемы с заключением договора по зоне свободной торговли между Евросоюзом и США, так как едва ли при противоречиях с Вашингтоном по общеевропейской армии стороны пойдут навстречу друг другу в экономике. Тем более, что Трамп как не собирался, так и не собирается делать для европейцев поблажек по пошлинам на сталь и алюминий.

В-четвертых, в таких условиях реформированному еврооптимизму понадобится некое «ноу-хау» оригинальных посылов и ходов по интеграции, а такое «ноу-хау» пока только проглядывает из тумана набившего оскомину глобализма.

Правый евроскептицизм Виктора Орбана

После прошлых выборов в Европарламент, состоявшихся в 2014 году, из 751 депутата в лагере евроскептиков было около 170. При этом 73 из них сегодня входят в партию «Альянс европейских консерваторов и реформистов», костяк которой составляют британские тори.

После выхода Британии из ЕС 30 марта 2019 года общее число депутатов в Европарламенте сократится до 705, а «Альянсу» грозит распад. Но евроскептики, по разным прогнозам, все равно увеличат в мае 2019 года свое представительство. Неизвестно только — до какой степени. Успехом евроскептицизма будет как большинство в новом парламенте, так и, в конце концов, блокирующее его решения меньшинство.

Если в 1990-е годы молодой евроскептицизм характеризовался лишь как сомнение по поводу европейского объединения, то в дальнейшем он приобрел явные черты оппозиции процессу евроинтеграции. На сегодняшний день евроскептицизмом охвачены многообразные политические силы — как правые, так и левые, которые в принципе не поддерживают или общеевропейскую идею вообще, или современные институты ее реализации.

В настоящее время в связи с возникшими расхождениями правящего в Венгрии «ФИДЕС — Венгерского гражданского союза», входящего во фракцию ЕНП, с большинством этой фракции, премьер Венгрии Виктор Орбан заявил, что теперь будет легко построить новое общеевропейское анти-миграционное движение. Такая группа теоретически может побороться за мощное расширение представительства в Европарламенте.

Уже сегодня намечается формирование после выборов единой фракции евроскептиков: в нее могут войти депутаты Европарламента от правых партий — «ФИДЕС» Орбана, французского «Национального фронта» во главе с Марин Ле Пен, австрийской «Партии свободы», «Альтернативы для Германии», «Шведских демократов», нидерландской «Партии свободы», итальянской «Лиги» и датской «Народной партии».

Большинство правых евроскептических партий, набирающих вес в Европе, отличает антиамериканизм, а в противовес ему — стремление к взаимодействию с Россией. Однако здесь не все так однозначно. Находящийся у власти в Польше правый националистический евроскептицизм (партия «Право и справедливость»), напротив, нацелен на максимально плотное сближение с США и конфронтацию с Россией.

Если победят евроскептики…

Шансы правой евроскептической коалиции Орбана на успех вновь возрастают по ходу политического кризиса, вызванного волной протестов во Франции. Что будет с Евросоюзом, если евроскептики победят?

Во-первых, как центрально-европейские, так и средиземноморские страны отстоят перед Германией и Францией право соответственно не распределять и не впускать нелегальных мигрантов, несмотря на недовольство ООН. Европарламенту придется создавать качественно новые правоустанавливающие документы относительно миграции, и это уже давно носится в воздухе.

Во-вторых, Евросоюз начнет трансформироваться из интегрированного сообщества государств в сторону ассоциированного международного клуба по поиску и установлению тех или иных общих прагматических интересов разных стран. В этом случае проект армии Евросоюза может забуксовать.

В-третьих, скорее всего, в Евросоюзе произойдет еще большая политическая поляризация. Например, Польша продолжит укрепление военно-стратегического альянса с США, а Венгрия, Австрия и Италия могут публично отказаться от поддержки антироссийских санкций.

В-четвертых, очень вероятно, что в этих условиях два ведущих игрока ЕС (Франция и Германия) сосредоточатся на взаимной интеграции. Тогда между ними будет возможна разная степень куда более выраженного, чем сейчас, сближения — вплоть до одной армии на два государства. В том числе не исключено их совместное стремление в перспективе обрести конкурентоспособность с США.

Что изменится в отношении ЕС к России?

Авторы доклада Российского совета по международным делам (РСМД) «Глобальный прогноз РСМД на 2019-2024 годы» прогнозируют, что в ближайшие годы отношения России и Евросоюза будут развиваться по инертному сценарию. Активизацию взаимодействия РФ с ЕС будут сдерживать «масштабные внутренние вызовы и идущая системная трансформация» Европы. При этом у Евросоюза при продолжающейся турбулентности не останется потенциала для генерирования каких-то новых инициатив по сотрудничеству с Россией.

Однако, думается, такой прогноз с большой доли вероятности проявится только, если в мае успех в Европарламенте отпразднуют новые еврооптимисты. Им придется в невероятно трудных обстоятельствах выискивать и осваивать не проложенные еще пути для реанимации европейского объединения.

В том случае, если в Европарламенте верх возьмут правые евроскептики — «племя младое, незнакомое» — маховик центробежных тенденций наберет ускорение. Тогда многие государства Европы воочию увидят мир с точки зрения примата своих конкретных прикладных национальных интересов и задач. И тут, очень может быть, целому ряду стран понадобится публичная перезагрузка в отношениях с Россией.

Однако, вероятность того, что «Северный поток — 2» при том или ином развитии событий в ЕС будет введен в эксплуатацию, несмотря на противодействие из-за океана, по-прежнему велика.

В любом случае Евросоюзу без потрясений не обойтись. А каковы будут новые горизонты у Старого света, покажет время.

Евгений Бень, РИА ФАН

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен

Источник: news-front.info

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.