«Легкомысленный» наезд

Петербурженка, сбившая на Невском проспекте молодую мать, избежала тюрьмы благодаря тому, что сама стала мамой

Куйбышевский суд поставил точку в нашумевшем деле о ДТП на Невском проспекте (см. «Невский для двоих» в «МК» в Питере» № 41 от 5.10.2011). Вынесен обвинительный приговор водительнице «Мазды» Марии Куличенко, которая мчалась по Невскому проспекту за БМВ своего возлюбленного и сбила насмерть молодую мать Юлию Клименко. Пока дело расследовалось, обвиняемая родила. Это помогло ей избежать заключения. Однако суд назначил Куличенко выплатить небывалую компенсацию морального вреда мужу и матери погибшей — два миллиона рублей.

Юлия Клименко была сбита на остановке

Гонки на Невском

Напомним, трагедия произошла в праздник — 23 февраля 2009 года. Около десяти вечера 25-летняя Юлия Клименко возвращалась из театра вместе с подругой. На автобусной остановке у Гостиного двора девушки в ожидании транспорта обсуждали спектакль. Дома Юлию ждали маленькая дочь и муж. Однако в автобус молодая мать так и не села. Неожиданно в остановку врезалась красная «Мазда» — за ее рулем сидела 22-летняя Мария Куличенко. Она, кстати, в это время тоже готовилась стать матерью.

Мария Куличенко вместе с возлюбленным мчались по городу. Ее сожитель Дмитрий ехал на серебристой БМВ 6-й серии. Молодые люди, казалось, вели себя так, словно Невский проспект существует только для них двоих. Некоторые очевидцы утверждали: влюбленные устроили что-то вроде гонок.

— «Мазда» и БМВ привлекали к себе внимание на Невском проспекте. По словам свидетелей, они явно превышали скорость, причем с таким ревом, что не заметить их было сложно, — рассказывает адвокат потерпевших Руслан Айдамиров.

Как поясняли случайные свидетели трагедии, в какой-то момент БМВ обогнала «Мазду». Мчась за своим парнем, Куличенко и врезалась в девушек, ожидавших автобуса. От резкого удара Юлия Клименко вместе с подругой отлетели в сторону. Обе получили тяжелейшие травмы. Но подруга выжила, а Юлия нет. Ее маленькая дочь Любава лишилась матери навсегда.

Оправившись от шока, обвиняемая Мария Куличенко стала во всем винить некую третью машину. Дескать, она и столкнула ее «Мазду» с дороги. Но никто из очевидцев это мифическое авто не видел. Даже молодой человек Марии — Дмитрий, и тот его не вспомнил.

Запоздалые слезы раскаяния

Следствие этого, казалось бы, незамысловатого дела с большим количеством очевидцев заняло почти два года. Расследование постоянно приостанавливалось, в том числе и потому, что Мария Куличенко успела стать мамой. А уход за ребенком, как известно, отнимает много времени. За это время Мария лично ни разу не попыталась извиниться перед семьей девушки, которую она лишила жизни.

На суде Куличенко продолжала упорно отрицать свою вину. Однако к финалу судебного следствия она вдруг отказалась от своих прежних утверждений.

Встав для дачи показаний, Мария долго не могла начать говорить. Потом разрыдалась и долго не могла прийти в себя. Ее эмоции казались искренними. Наконец, она вымолвила слова извинения. Куличенко признала свою вину и даже отказалась от версии о третьей машине, которой придерживалась все эти годы. Она заявила, что «почувствовала что-то похожее на удар»… И поскольку не может толком понять, что же произошло, то доверяет показаниям очевидцев, которые не видели машины, которая бы ее ударила… Буквально накануне приговора подсудимая успела выплатить Сергею Клименко 350 тысяч рублей — расходы, связанные с гибелью жены.

— Да, она извинялась со слезами, но ее слов я уже не помню. Эти слезы на суде я воспринимаю как актерское выступление, — уверен Сергей. — Она впервые решила извиниться только к финалу судебного следствия. До этого два года утверждала, что вообще не виновна. Были звонки от ее матери, но это смешно. У меня ребенок четырех лет извиняется за себя сам. А тут взрослый человек… Поэтому в раскаяние Куличенко на суде я так и не поверил.

Единственное, на чем продолжала настаивать Мария Куличенко: она не превышала скорости. Хотя многочисленные свидетели трагедии утверждали: «Мазда» под ее управлением — «летела», «мчалась», «гналась», «на большой скорости» от 80 км/в час…

Оцененные страдания

На днях Куйбышевский суд Петербурга признал Куличенко виновной в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека. Но суровое наказание по этому серьезному обвинению ей в любом случае не грозило. Ведь у Марии на иждивении — двухлетняя дочь.

Гособвинитель просил назначить ей условное наказание. А адвокат потерпевших Руслан Айдамиров — три года реального срока, с применением отсрочки отбывания наказания до достижения ее ребенком 14 лет. В итоге суд приговорил Марию к трем годам колонии-поселения. Наказание отсрочено до 14-летия дочери, но и тогда подсудимой нечего опасаться — из-за истечения срока давности никто ее в колонию отправлять не будет.

Однако суд, учитывая причиненные близким Юлии Клименко страдания, обязал взыскать с преступницы внушительную по нынешним временам сумму компенсации морального вреда — 2 миллиона рублей. Это настоящий прорыв. Ведь в России сейчас сложилась иная практика — в основном суд оценивает нематериальные страдания жертв очень скупо. Для сравнения: в этом году Горсуд Петербурга обязал подполковника милиции Сергея Носова, сбившего насмерть 22-летнюю Оксану Краснову, выплатить ее родственникам лишь 500 тысяч рублей. Притом, что милиционер был пьян!

Мария Куличенко, судя по ее показаниям, до сих пор не понимает, что же произошло в тот роковой вечер. Почему она не справилась с управлением? — ответить на этот вопрос на суде она не смогла. А вот очевидцы догадываются. По мнению одного и них, «причиной ДТП явилось неумение водителя «Мазды». «Не представляю, что надо сделать с автомобилем, чтобы его так занесло», — вторит ему другой случайный прохожий. Да и суд признал, что Мария Куличенко совершила преступление «по легкомыслию», ведь ее машина была полностью исправна. Это «легкомыслие» лишило жизни человека, а саму Марию оно лишит двух миллионов.

Источник: mk.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.