Гибель фрегата «Хельге Ингстад»: непрофессионализм на фоне наглости

Практически полностью затонувший после столкновения с танкером норвежский военный фрегат привело к аварии наглое пренебрежение правилами поведения на море

Вообще-то должно быть сказано только одно слово: бывает… Но фрегат ВМС Норвегии F 313 Helge Ingstad («Хельге Ингстад») всё-таки утонул, и это существенно меняет дело. Ибо одно дело – когда он, вскрытый как консервная банка в результате нелепой аварии, на воде всё же держался, приткнувшись у мели и опираясь на неё, а другое – когда от него над водой осталась лишь часть мачты. Это уже полноценное затопление, и не случайно ВМС Норвегии приостановили операции по спасению корабля.

Всё, поздно. Теперь его только поднимать. Если имеет смысл…

Сейчас, когда в ходе расследования инцидента всплывает всё больше подробностей, становится еще более ясно, что о случайности речи не идёт. Напротив, создаётся ощущение, что вахтенный начальник на фрегате сделал всё, чтобы столкновение произошло. Более того, морские эксперты, которые не раз доказывали свою компетентность, признали в разговоре с Царьградом, что уровень разгильдяйства норвежских военных превзошел всё, что могли бы позволить себе даже первокурсники военно-морского училища.

Но напомним сперва, что произошло.

Возвращавшийся с учений НАТО «Единый трезубец» (Trident Juncture) норвежский фрегат УРО Helge Ingstad типа Fridtjof Nansen столкнулся во фьорде с нефтяным танкером Sola TS, шедшим под флагом Мальты, 8 ноября в 4 часа 3 минуты утра. Фрегат входил в бухту, танкер выходил из нефтяного терминала Стуре.

В результате столкновения фрегат получил громадную дыру по правому борту, через которую стала поступать вода. Борт был изуродован до такой степени, что заплату поставить не удалось, и единственным выходом оставалось дотянуть корабль до берега. Что портовые буксиры и сделали, подтянув фрегат к отмели. Где он в итоге всё равно и затонул, несмотря на все усилия по его спасению.

ЧП — по морским меркам – вполне эпического масштаба. Операция по подъёму корабля несравнима, конечно, с той, как если бы его пришлось вытаскивать с глубины хотя бы в километр. Но всё равно сложна и, главное, затратна. Да ещё не факт, что имеет смысл. Ибо ясно, что борт разворочен качественно. Удастся ли его заделать на месте, чтобы откачать воду – неизвестно. И окупит ли результат затраченные усилия – пока подсчитать трудно. Но в любом случае корабль поднимать всё равно нужно. Для этого его надо разгрузить, откачать топливо, вытащить боекомплект (жилая и рабочая зона вокруг). И если овчинка выделки не стоит – то после этого распилить его на иголки и заложить новый.

А тут ещё коммерсанты приплясывают, руки заламывают и покрытия убытков требуют: из-за аварии прекратили работу газоперерабатывающий терминал Kollsness и ещё парочка предприятий.

И всё из-за чего?

А из-за наглости. Простой военно-морской наглости, которая, судя по многочисленным сообщениям, буквально жаркой волной опоясала флоты стран НАТО. Как же – они же вышли на учения, которые призваны были дать укорот этим распоясавшимся русским, показать им, что они — не единственные хозяева в Арктике! И на Балтике. И на Чёрном море. Мы – НАТО, и если нам нужно, мы летаем, где хотим, и плаваем, где хотим. И где хотим – гуляем! А русские могут лишь зло пыхтеть и непрофессионально нас перехватывать. К тому же, что такое – фрегат УРО Helge Ingstad? Это пароход водоизмещением 5300 тонн, один из самых мощных и современных (2007 года) кораблей королевского флота Норвегии, и весь из себя включённый в единую систему НАТО. Вооружён, помимо артиллерийской установки и прочего стандартного набора, унифицированной корабельной установкой вертикального пуска (Vertical Launching System) Mk 41 (Mark 41) для управляемых ракет. А ракеты под управлением системы «Иджис» (Aegis) – тоже все как на подбор: «Стандарт» SM-2, SM-3 и SM-6, ASROC, ESSM, «Си Спарроу», «Томагавк». Кто себе враг? – иди, задень нас!

И от такой психологии тяжело отойти сразу после того, как покинул район учений.

Тем более что учения – сами по себе предмет гордости. В общей сложности в манёврах Trident Juncture — 2018, что прошли в Норвегии с 25 октября по 7 ноября, приняли участие около 50 тысяч военнослужащих из 31 страны и 10 тысяч единиц боевой техники, не считая 250 самолетов и 65 кораблей. Это, справедливо указывает пресса, самые масштабные учения на северном фланге НАТО после окончания холодной войны.

Не надо было давать волю наглости

Как, оказывается, происходило дело, согласно сообщениям норвежских СМИ. Во-первых, фрегат заходил в акваторию при отключённом транспондере, то есть не подавал данные о себе для международной Системы автоматической идентификации судов AIS. Военный. Секретный. Свирепый.

Во-вторых, на фрегате затеяли, как оказалось, какие-то навигационные учения. Да, на входе в достаточно узкую губу, традиционно на севере разделяемую и военным, и гражданским сектором. Примерно как у нас в Мурманске. Где, правда, гражданские капитаны и пароходство вообще кряхтят из-за того, что военные имеют приоритет и часто стопят гражданский «трафик» во время прохода-проводки своих кораблей.

Таким образом, норвежский фрегат, занятой учениями, коими его натовские командиры, видно, не полностью загрузили, а потому и не утомили, идёт себе напересечку курса сразу нескольких гражданских судов.

В 03:43 от нефтяного терминала Стуре отвалил и пошёл себе на выход – и фрегату навстречу – танкер Sola TS с 650 000 баррелей сырой нефти на борту. Впереди танкера также на выход шло грузопассажирское судно Silver Firda, а справа – ещё одно грузовое судно Vestbris под флагом государства Сент-Винсент и Гренадины.

То есть густо пошли. И все – на бедный фрегат! Но, в отличие от бедняги, все они передавали сигналы на идентификационную систему AIS, несли положенные навигационные огни и потому не представляли опасности ни для себя, ни для других.

Заходящий на базу Хаконсверн фрегат Helge Ingstad шёл им всем навстречу, косо перерезая курс слева направо. Шёл практически невидимый, ибо и на радарах в силу своей стелс-защиты не отражался. Но в конце концов на танкере его увидели, но на запрос берега тот им ответил, что понятия не имеет, кто это чёрным облаком гуляет по акватории. К тому же на 17 узлах скорости.

Фрегат, похоже, мог столкнуться и с Silver Firda, но судно успело оставить его за кормой. С тем большим эффектом Helge Ingstad обрезал нос нефтяному танкеру, который, при его массе, быстро затормозить не мог – вода не асфальт. И в итоге получилось классическое ДТП на перекрёстке, где один проскакивает на красный, а тот, кто едет на зелёный, не успевает затормозить и влипает авантюристу в заднюю правую дверь. В дорожной аварии машины просто разбросало бы, но на воде всё происходит медленнее, хотя и с гораздо большей инерцией. Так что на танкере успели даже поговорить с военными. Попросили их принять в сторону, но, как сообщается в прессе, вахтенный офицер фрегата… отказался это сделать. Потому что, мол, корабль может оказаться слишком близко к берегу. И вообще, всё у них под контролем.

Так и беседовали вплоть до столкновения…

Некомпетентность? Нет, наглость

В прессе сразу заговорили о некомпетентности офицеров с фрегата Helge Ingstad. Но источники Царьграда в военно-морской сфере выразили в этом сильные сомнения. В военном флоте такая организация – причём во всех странах, ибо сама служба того требует, — что некомпетентных там… много. Но не в данном смысле. То есть – не в кораблевождении. Некомпетентные остаются служить на буксирах. Могут быть дураки, могут быть самодуры, могут быть люди со странностями – среди капитанов немало людей со странностями, — но некомпетентных, если службу прошли по всем ступенькам, на уровне командиров фрегатов крайне мало.

Но вот увеличивающееся количество странных столкновений западных военных кораблей с гражданскими судами, причём в нелепых ситуациях, говорит либо о том, что данный тезис экспертов неверен, либо о том, что верен другой. А именно – что западные военные моряки за годы, когда им на самолюбие долго не наступали моряки русские, советские – конкуренты – сперва сильно расслабились. А потом, когда русский флот, русская армия, Россия сама начала обретать пусть не былые, но снова крепкие мышцы, западники растерялись.

А какая реакция обычно у слабака, боящегося показать свою слабость?

Вот-вот – и это и стало одной из подспудных причин нелепой гибели норвежского фрегата.

Александр Покровский, Царьград

Источник: news-front.info