Штрафное поле чудес. Платить постоянно, платить всюду

Штрафуют все, штрафуют всех

Всерьёз на карантин Россию посадили, как понятно, лишь под Пасху, хотя нерабочие деньки стали объявлять уже позднее. И не сходу, как тот владелец, который весьма жалел свою собаку. Никакого ЧП либо ЧС никто нигде так и не ввёл, сэкономив для казны не то что млрд, а триллионы. Дело ограничилось каким-то непонятным режимом завышенной готовности, который к тому же вводил любой губернатор — как желал и когда желал.

В итоге для широкой публики всё обернулось обычным русским «авось пронесёт», а для тех, кто не считает себя нищебродом, — наплевательством. Вроде как «нас это не касается». Подавляющее большая часть настоящих нарушений карантинного режима пришлось на так именуемые сливки общества. Здесь и отказы от двухнедельного карантина, и сокрытие инфы о инфецированиях, и побеги из клиник, и остальные мелочи.

Вообщем, почти все россияне и сейчас продолжают считать, что мы ещё вынуждены огласить спасибо власти за максимально жёсткие ограничения. За штрафы и отсидки в тюрьме, наверняка, тоже нужно, не переставая, гласить спасибо. Большая часть русского электората, как это не раз демонстрировали данные уличного мониторинга, показало законопослушность.

Но таковая законопослушность — это на короткий срок. Как раз месяца на три, не больше. И недозволено же не признавать тривиального. Основным и более принципным решением во время самоизоляции и карантина, которое никто впрямую озвучить не осмелился, стал полный карт-бланш на репрессивные меры. Судя по всему, тот факт, что пассивного большинства они не затронули, не достаточно что меняет на самом деле.

Другое дело, что с различного рода внутренними санкциями, в том числе и со штрафными, ситуация в итоге сложилась не лучше и не ужаснее, чем с хоть какой иной правовой новацией в Рф. Чем наиболее бестолковые и глупые указивки спускаются к нам сверху, тем больше шансов, что понизу никто всерьёз их исполнять даже не поразмыслит.

Нет, ради показухи, для отчётности наверх, либо же за заслуги либо премии – это пожалуйста, а по делу – увольте. Показательной площадкой в этом смысле, естественно, стала Москва. Там и меры мэра были куда жёстче, чем где бы то ни было, ну и сам г-н Собянин, как видно, не вдруг взлетел на высочайший пост управляющего импровизированного всероссийского антивирусного штаба.

Столичный градоначальник, пусть и не по чину, но здесь же разродился небезызвестным указом от 5 марта. Наделил кого лишь можно таковыми возможностями, что можно только позавидовать. Как по другому, ведь по закону сам режим завышенной готовности был должен распространяться не на людей, в особенности здоровых, а только на представителей власти.

Но это, согласитесь, для настолько удачного регионального фаворита, как Сергей Семёнович, как-то мелко. А поэтому этим же указом на обычный люд возложили такие обязанности, от которых ему хоть на стену лезь. Ради его же, народа, блага, естественно. Зато с правами сделалось уже совершенно никак: не достаточно того что просто шевельнуться жутко, так и ни о каких претензиях и уж тем наиболее о протестах лучше совершенно не заикаться.

Столица стала не попросту показательной площадкой, а таким полигоном, на котором обкатывались самые различные приёмы действия на массы. В 1-ые деньки «жёстких мер» — патрули, как с крейсера «Аврора», как минимум по трое крепких ребят. авто с громкоговорителями, призывающими не выходить из дома, чуток позднее — поливальные машинки для дезинфекции, от которых того и ожидай, что толпы станет струёй разгонять.

Повторю собственный тезис из первого обзора («План по штрафам. Штрафы по плану»): негласную отмашку дали всем, начиная с магазинных сторожей и кончая арбитрами, прямо до почетаемых членов Верховного и Конституционного. О том, кто и как данной нам отмашкой пользовался и чего же стоили те же штрафные санкции, будет поведано в оканчивающем обзоре.

Чем всё в итоге обернулось, придётся разбираться ещё весьма длительно. Впрямую большая часть населения всерьёз обдирать так и не осмелились. Практически нигде, до реального противоборства дошло лишь в Осетии. Косвенные утраты из-за разрушения бизнеса, резко выросшей безработицы и других обстоятельств воспринимаются не так тяжело, но негатива от их хватит ещё на годы вперёд.

Центр притяжения

Не берусь судить, как это было осмыслено либо же как-то простимулировано, но правоохранители совсем верно восприняли «отмашку» сверху и в другом плане. Кроме случайных и, на самом деле, бессистемных и никчемных в плане обеспечения сохранности и здоровья населения, наездов на широкую публику, пошёл реальный вал задержаний в рядах оппозиционеров.

Фактически под всякую акцию, которую при желании можно было расценить как «вызов власти», здесь же подводилась какая-нибудь «коронавирусная» статья. Никак не случаем под паровой каток русской правоохранительной системы конкретно в деньки самоизоляции попали такие персонажи, как забайкальский блогер Лёха Кочегар либо политолог Николай Платошкин, всего только призвавший вывесить красноватые флаги в денек рождения Ленина.

Собственного рода лакмусовой бумажкой во отношениях власть — публика сначала и в конце карантина я бы именовала два разделённых парой месяцев действия на булгаковском Патриаршем пруду в столице. Когда на берегу задержали гражданина Воробьёва с соответствующим именованием Иисус, от которого весьма не впору очень далековато удрала собачка, почти все готовы были принимать это с юмором. Но это если б не было так обидно, хотя Воробьёв, как пишут СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы), ещё просто отвертелся.

А вот когда под гром фанфар в связи с первым шагом снятия карантина на «Патриках» вдруг под ночь (то есть темное время суток) собралась гулкая гулянка и байки парковали чуток ли не прямо в пруду, сделалось не до хохота. Моя двоюродная сестра, оказавшаяся в тот денек на Маяковке, услышала грохот динамиков аж с иной стороны Садового кольца.

Местные обитатели безпрерывно звонили 102, но никак не могли достигнуть того, чтоб тусовку разогнали. И лишь когда на культовое пространство прибыл небезызвестный Сергей Митрохин, сегодняшний фаворит партии «Яблоко», на Патриарших возникли те, кому появляться следует. У меня нет никаких колебаний, что полицейским больше всего хотелось задержать конкретно Митрохина, но в итоге что-то созодать пришлось как раз с разгулявшейся золотой молодёжью.

К слову, немногие направили внимание на то, что даже высшие органы власти, другими словами исполнители основных ролей, в разгар карантина вели себя по всем правилам детективного жанра. Злых следователей совершенно точно игрались столичный мэр и главврач всея Руси с обычный фамилией Попова.

Президенту и премьеру достались наиболее выигрышные положительные роли, причём часто они с наслаждением давали возможность солировать с хорошими новостями вице-премьеру Голиковой либо же кому-нибудь рангом пониже.

В качестве приправы к словам и решениям постоянно были числа. При всем этом прямо до середины мая это были сначала данные по числу заболевших и количеству смертей, а позитив о том, сколько вылечившихся и выписанных из больниц, было надо ещё выискать. Зато на данный момент даже бегущая строчка на ТВ (Телевидение (греч. — далеко и лат. video — вижу; от новолатинского televisio — дальновидение) — комплекс устройств для передачи движущегося изображения и звука на расстояние) и интернет-поисковиках ограничивается в главном позитивом и общими цифрами. А находить приходится уже негатив.

Что НЕ будет в Конституции

Когда штрафной террор сошёл на нет

Стоит припоминать, что всё поменялось, как глава страны набрался смелости именовать точную дату Парада Победы – 24 июня. Голосование по поправкам в Конституцию, фактически синхронно назначенное на 1 июля, лишь дополнило картину светлого грядущего.

Но ещё красивее оказался оперативный выход из самозаключения Москвы – всей и сходу. Не успели москвичи разобраться с анекдотическим графиком прогулок, скрупулёзно составленным усердными ассистентами мэра Собянина, как этот график одним росчерком пера президента просто сплавили в утиль.

Какие-то ограничения, естественно, остались в силе до сего времени, в масках нас могут вынудить ходить чуток ли не будущей весны, но основное не это. Дух свободы витает над столицей. По большенному счёту, всю остальную Россию он и не покидал, несмотря на все усилия доблестных правоохранителей. Их и эпидемия не обучила, кажется, ничему иному, как «тащить и не пущать».

Меня же не покидает чувство, что у почти всех наших «полисменов» и как их там ещё, которые не очень напрягают себя глубиной правовых знаний, в деньки пандемии и карантина просто крышу снесло. От вседозволенности, свалившейся на их как-то вдруг и сходу. Когда оказалось, что всё то, что было применимо лишь к особо небезопасным и отморозкам, сейчас разрешено использовать ко всем. Хоть к старикам и детям.

Здесь и за примерами далековато ходить не нужно, так как СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) ими практически переполнены. Что стоит хотя бы попытка, причём практически удавшаяся, загнать в психиатрическую поликлинику 75-летнюю старушку, посмевшую выкарабкаться из дома не в аптеку либо в магазин, а за продуктовым набором, обещанным местной властью. Либо же арест, причём на очах у двоих рыдающих детей, их отца, которому даже не дозволили дозвониться до мамы.

Но о том, как стремительно всё сделалось ворачиваться в некоторое подобие обычного русла, уже гласит статистика. В первой половине июня число задержаний, количество штрафов и неправомерных судебных решений снизилось в разы по сопоставлению с апрелем и началом мая. А вот в конце мая характеристики были только немногим выше, но предпосылки здесь были совершенно остальные.

Всё дело здесь в смысле действий тех, кому было назначено неусыпно бдеть и блюсти карантин. Несчастный смысл в Рф при хоть какой власти, даже русской, как понятно, означал лишь одно – средства. Как раз к третьей декаде мая и выяснилось, что смысла-то в лишнем усердии никакого и не было.

О том, как «кинули» геройских медиков, знают все: ведь это озвучил сам Владимир Владимирович. А о том, что буквально так же попытались «бросить» и правоохранителей, большая часть лишь додумывается. А весьма почти все в это веровать совершенно никак не желают.

Но как по команде из Кремля слегка «отпустило», здесь же в ответ прыть свою весьма почти все и поубавили. К тому же очевидно пошли отмашки на предмет не перегибать палку, а то люд может и не так проголосовать. Но это – совершенно отдельная тема.

И всё же чувство собственного всевластия, которое вселилось в мозги тыщ русских силовиков и даже тыщ арбитров, — очень страшный синдром (совокупность симптомов с общим патогенезом), по-моему, очень страшный ещё и тем, как он стремительно завершился. Навряд ли стоит здесь припоминать, кого и что нужно вынудить созодать, чтоб он лоб расшиб, но тут-то дело, как досадно бы это не звучало, даже не в дурности.

Окончание следует… Татьяна Петрова

Источник: pravdoryb.info