Скоро начнется «охота на российских»: страшную свободу ликвидируют

© РИА Анонсы / Наталья СеливерстоваСоциальная сеть Facebook. Архивное фотоВ не далеком будущем соц сеть Facebook последует примеру коллег из Twitter и начнет отмечать на страничках, расположенных на ее платформе, «потенциально вредные» публикации. О этом сказал основоположник компании Марк Цукерберг, принужденный пойти на большее ужесточение цензуры под давлением охватившей передовой мир моральной паники.

Здесь недозволено не отметить, что еще три недельки вспять Цукерберг гордо и самонадеянно заявлял, что не будет повторять действий собственного твиттерного коллеги Дорси. Что не станет ни прятать от публики «проблемные» посты, в том числе авторства президента США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) Дональда Трампа, ни вешать на их предупреждения о том, что это некорректные и лживые посты. Цукерберг даже высказывался в том смысле, что не дело социальной сети — служить судьей правды.Результатом стала обезумевшая волна гнева, обращенная на Facebook.Совершенно механизм «моральных паник», которые временами обхватывают Америку и потом иногда перекидываются через Атлантику, в целом схож уже много лет: поначалу в публичное место вкидывается какое-нибудь неописуемое обвинение в головокружительном злодеянии, позже особо заинтригованные группы давления (публичного ли, политического ли) начинают давить на экономические и императивные органы, и в итоге кого-либо уже жгут, как ведьм на площадях, а активисты рыщут в поисках недовыявленных злодеев.Так было, фактически, в Салеме во время известной охоты на ведьм в конце XVII века. Так было во время маккартистской «охоты на ведьм» в лице укрытых коммунистов посреди XX века. Так было во время повального кошмара перед потаенной сетью сатанистских культов в 1980-х.В крайние годы поменялось одно: создание моральных паник перебежало в передовом мире на поток. Кажется, с 2016-го не было ни 1-го размеренного года, без очередной панической волны:— 2016/2017: везде российские хакеры, взломавшие вольный мир— 2018: везде MeToo и российские шпионы, травящие вольный мир— 2019: везде Грета и углеродный след, убивающий мир— 2020: везде без перерыва: эпидемия, 5G, китайские шпионы, погибель Джорджа Флойда и системный расизм.Итак вот: сегоднящая моральная паника — непременно рекордная по накалу, охвату, числу жертв и размаху исступления. По всему медийному месту планетки колесят вооруженные статусом Бойцов За Справедливость команды активистов, выискивая признаки расизма, он же гомофобия, он же протрамповские симпатии, он же российский след. Падают монументы и пишутся петиции. Количество убитых в погромах идет на 10-ки, количество искалеченных — пожалуй, на тыщи.Бизнес, политики, производители всего на свете — торопятся сами как можно быстрее саморазоблачиться и проклясть все, что быть может заподозрено в связи с окаянным расистским прошедшим. Я специально выписал пару более ярчайших примеров крайних дней:— Производители Uncle Ben’s пообещали что-то создать со своим брендом, поэтому что негр Дядя Бен — это очевидный отсыл к южному именованию старых рабов в XIX веке, так недозволено.— Производители мороженого Eskimo Pie испуганно заявили, что переименуют собственный десерт, поэтому что они не желают обидеть своим десертом великодушных эскимосов.— Глава (если не считать царицы) Англиканской церкви архиепископ Кентерберийский заявил, что «изображение Иисуса Христа как белоснежного человека обязано быть пересмотрено».Слабеньким отзвуком этих судорог у нас являются инциденты вроде перекраски аватара столичной сетью суши-ресторанов в соцсетях в цвета политического флага секс-меньшинств — либо разрыва маркетингового договора германского концерна с русской телеведущей, обвиненной местными комиссарами передовых мыслях в недостающем уважении к Джорджу Флойду.Все эти деяния смотрятся на 1-ый взор идиотическими, но на самом деле моральная паника — это для деятелей «рынка мыслях» таковой же шанс, какой для деятелей рынка акций — паника биржевая.Если биржевые спекулянты могут временно, на волне общего хаоса, уронить акции какого-либо компании и приобрести их по очень прибыльной стоимости, то спекулянты рынка мыслях употребляют периоды моральной паники, чтоб захватить и перевести на себя контрольные пакеты нормальности.Потому передовой мир реально вступает сейчас в период «новейшей нормальности». Период, когда прежнее представление о самоценности свободы слова будет, похоже, похоронено к чертовой мамы.Заместо нее утверждается наиболее высочайшая ценность — свобода от слова.Другими словами «сейфтизм» — идеология сохранности от всего. В том числе — от травмирующих/оскорбляющих/неприязненных слов и фактов. Идеология, зародившаяся в среде всеми осмеиваемых еще не так давно «людей-снежинок» (так принято звать нытиков, считающих себя очень хрупкими и очень неповторимыми, чтоб выносить действительность в ее полном объеме, и поэтому требующих от действительности, чтоб она была с ними мягче).Итак вот: идеология эта, начавшаяся как курьез, сейчас обрела и смысл, и содержание, и финансирование, и потенциально большие способности. Ибо она дает повод цензурировать действительность и затыкать отдельных личностей и целые пласты фактов через какие-нибудь «комитеты проблемного контента» при Facebook и Twitter. Таковая возможность смотрится катастрофически симпатичной для весьма мощных и больших кругов западных элит. Не говоря уже о том, как она нужна им в определенных США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) намедни определенных выборов 2020 года.Другими словами — идеологию «снежинок» взяли в оборот силы, владеющие красивыми способностями социальной, политической и иной инженерии. И вот натравливаемые ими боевые «группы борьбы за права» истерично давят на производителей, и вот уже 90 больших рекламодателей присоединяются к бойкоту Facebook, отказывающегося затыкать у себя всех некорректныхИ вот уже акции сети рушатся на семь процентов.И вот уже Марк Цукерберг, миллиардер, оправдывается, говоря, что, по данным Европейской комиссии, количество «содержащего ненависть» контента, удаленного его сетью, подросло с 82,6% до 86%. И вот он уже сдает принципы свободы слова (черт, она на данный момент неактуальна и очень небезопасна) и обещает-таки ввести реальную цензуру….Какой из этого следует вывод для нас с вами и нашей страны?Весьма обычный.Если нашим информационным местом будут управлять снаружи те же носители передовой идеологии, что рвутся на данный момент к прямой власти над глобальными соцсетями — то наше будущее окажется под вопросцем.А эти люди, как мы могли убедиться, отчасти управляют нашим информационным местом и на данный момент — через маркетинговые договоры с инфлюенсершами, через «комитеты идейного надзора» в виде обществ радикально-феминистских грантовых микроизданий, через очевидный фейсбук с твиттер-трендами.И если наше правительство не хочет, чтоб флаг триумфа «новейшей нормальности» перешел с аватарок отдельных столичных суши-баров и фасада южноамериканского посольства на улицы Рф — оно обязано защититься от цензуры и идеологизации собственной внутренней действительности забугорными судьями правды.И как можно резвее. По другому будет глупо поздно — и в информационном пространстве Рф начнут полностью обоснованно (согласно новейшей внутренней морали Запада) охотиться на «российских гомофобных троллей» и затыкать носителей «пророссийских, а означает, проблемных взглядов».

Источник: pravdoryb.info