«Музыка у нас в теле»: худрук театра традиционного балета Наталия Касаткина о современных танцовщицах

Театр традиционного балета приглашает на новогодние спектакли –показы балета «Щелкунчик» пройдут с 26 декабря по 3 января в театрально-концертном зале МИСИС, а 11 и 12 января 2020 года зрителей ожидает премьера спектакля «Кракатук» на Исторической сцене Огромного театра.
Художественный управляющий театра Наталия Касаткина поведала о том, как танцовщицы готовятся к спектаклям, есть ли категоричные «нет» в рационе танцовщиц и что помогает им в 40 лет смотреться на 20.

  Не тайна, что любой спектакль просит неописуемой подготовки. Сколько часов в денек танцовщица в среднем проводит у станка?

Наталия Касаткина: Конкретно у станка – практически полчаса. Балетный класс состоит из станка и середины, а вполне весь экзерсис идет 75 минут. Мы держимся за станок, чтоб иметь возможность корректировать движения и свое тело, и, когда выходим на середину класса, оно готово к тому, чтоб созодать вращения и прыжки, не держась за станок.

 На самом деле для танцовщицы ее тело  рабочий инструмент…

Наталия Касаткина: Совсем правильно! Далее идут репетиции, тут всякий раз по-разному. Если танцовщица готовится к спектаклю, она репетирует еще 3-4 часа, отрабатывая определенные движения. В денек спектакля – лишь экзерсис, позже отдых и разогрев уже перед самим выступлением. В Большенном театре я занималась у Марины Тимофеевны Семеновой, и она подстраивала класс под танцовщицу, которая в этот денек плясала главную роль, чтоб ей вечерком уже необходимо было лишь чуть-чуть разогреться.

«Щелкунчик»

 Развитие балетного театра происходит практически у вас на очах. Средний денек артиста балета поменялся за годы либо существует какая-то отработанная схема?

Наталия Касаткина: Естественно, вносятся коррективы. В любом театре денек проходит по-разному, зависимо от репертуара. Бывают промежутки, когда нет спектаклей, и классы стают учебными – мы отрабатываем движения для будущих спектаклей, вводим новейшие составы. Но в целом схема одна.

 Как быть, если душа просится в балет, а тривиального таланта нет?

Наталия Касаткина: На данный момент весьма много балетных школ, где развивают девченок не для того, чтоб они позже вышли в Большенный театр на главную роль, а чтоб они просто имели прекрасную фигуру, прекрасно двигались – это весьма полезно! Если нет суровых физических противопоказаний, я советую родителям отпускать девченок – и мальчишек! – в такие школы. При нашем театре есть школа – малыши участвуют в наших спектаклях, и лишь некие из их позже перебегают в профессиональную академию, которая готовит к большенный сцене. Наши дети участвуют в «Щелкунчике», «Противном утенке», «Золушке», «Маугли» и постоянно рвутся на сцену – время от времени на сцене очень много деток, поэтому что все, кто репетировал, желают выйти.

  Какой совет вы бы дали молодым танцовщицам и их мамам, на что направить внимание сначала, если ребенок серьезно настроен плясать?

Наталия Касаткина: Сначала принципиально, чтоб не было противопоказаний в плане здоровья. Балет – это неописуемое счастье, но вкупе с тем и суровый труд, потому, если здоровье не дозволяет, можно просто погубить малыша. Если же со здоровьем все в порядке, отлично бы посоветоваться с кем-то из проф танцовщиц, чтоб найти данные: важны неплохой подъем, выворотность, форма ног, даже сама фигура. Сами предки, если никогда не занимались, не сумеют этого найти. Но совсем формируется тело у девченки лишь опосля 12 лет.

 Выходит, что в детстве могут быть огромные надежды, а в переходном возрасте происходит сбой?

Наталия Касаткина: Такое быть может, но бывает и так: фигура у ребенка расплывается, но данные-то никуда не делись, и школа продолжает работать, и позже к выпуску, а время от времени и опосля выпуска, женщина опять приобретает роскошные формы. Мы это называем «девичья пухлость» – при добротных данных она может пройти. Но если тяжело совладать с таковой индивидуальностью, то тогда, естественно, нужно уходить. В общем, выходит, что балет – это достаточно ожесточенное искусство (смеется), но большего счастья я не понимаю. Наше искусство в себя включает все: вдохновение, прекрасные костюмчики, декорации, свет, сцена, зрители, которые нас поддерживают… Мы не попросту слышим музыку, она у нас в теле. Молвят даже, что люди, которые прогуливаются на балет, сами стают незначительно здоровее: они лицезреют, как танцовщица летает на сцене, и тело начинает отзываться. Возникает желание расправиться, походка становится легче. Вот таковой увлекательный эффект!

 Есть ли у вас некий личный секрет поддержания формы, который может понадобиться нашим читательницам, которые восторгаются балетом лишь из зрительного зала?

Наталия Касаткина: Купите кукольный сервиз, и ешьте из него все, что вы любите – никаких диет! Но малеханькими порциями. 1-ое время будете есть любые полтора-два часа, позже организм привыкнет, и вы будете питаться 3-4 раза в денек, желудок будет уже адаптирован к таковой порции, и больше и не захочется, а наслаждения будет столько же, как от целой тарелки борща либо мяса с картошкой.

  Другими словами запретов нет  можно себя баловать, но по немножко?

Наталия Касаткина: Не то что баловать – организму требуются самые различные продукты, но все обязано быть в меру. И мясо, и овощи, к примеру, весьма полезны танцовщикам. Я вот не люблю сладкое, но есть девченки, которые жить без него не могут – пусть едят на здоровье, просто принципиально не подменять обед тортиком, а кусок можно и съесть. Придерживайтесь правила кукольного сервиза – это и наслаждение, и полезность.
Я, к примеру, до сего времени по утрам ем совершенно немножко, выпиваю незначительно чая либо кофе, а позже – лишь к вечеру, во время работы – ни при каких обстоятельствах. Но это все весьма персонально, принципиально отыскать собственный свой режим.

 Для спектаклей приходится наносить впечатляющий слой грима, сказывается ли это на состоянии кожи?

Наталия Касаткина: Нет, если грим неплохого свойства. Это весьма принципиально, и на данный момент таковая возможность есть, у нашего художника-гримера большущая гамма высокого свойства, театр о этом хлопочет. Бывает, естественно, что грим противопоказан, тогда нужно лечиться от аллергии. Но ничего вредного в нем нет: наиболее того, мы снимаем грим маслами, которые лишь облагораживают свойство кожи. И направьте внимание, танцовщицы в 20 и в 40 смотрятся идиентично. Это поэтому, что кожа подтягивается от того, что мы много увлечены и двигаемся. А ее наружный вид улучшается за счет высококачественной косметики и ухода.

  В новогодние каникулы Театр традиционного балета обычно указывает «Щелкунчика», но в этом году зрителей ожидает к тому же премьера балета «Кракатук». Как родилась мысль поставить новейшую версию всеми возлюбленной сказки Гофмана и в чем заключается изюминка этого чтения?

Наталия Касаткина: Балет «Кракатук» ведает зрителям историю происхождения Щелкунчика. Эту идею нам предложил превосходный автор Эдуард Артемьев. У него были заготовки музыки, он дописал все, инструментировал, и сейчас у нас есть прекрасный выразительный балет. Еще не поздно приобрести билеты на премьерные показы в Большенном театре, которые пройдут 11 и 12 января 2020 года! Надеюсь, и малыши, и взрослые будут довольны, ведь наш лозунг – «Все жанры, не считая скучноватого». Мы стараемся все спектакли созодать понятными – и традиционные, и авторские. И эта постановка скучноватой не будет.