Страх и ненависть в Вашингтоне

«Мы собираемся объявить импичмент ублюдку!» — под ликующие возгласы активистов леворадикального движения MoveOn заявила новоиспечённая конгрессвумен Рашида Тлейб

Под «ублюдком» (это очень мягкий вариант перевода использованного Рашидой слова motherfucker) она имела в виду, конечно же, президента США — кому же, как не Трампу, собираются объявить импичмент демократы. В любой другой стране подобное оскорбление могло очень дорого обойтись новоиспечённой конгрессвумен — но не в США, где на страже свободы слова стоит знаменитая Первая поправка к Конституции.

Вот только пара примеров: в 1989 году Верховный суд США снял запрет на публичное сжигание американского флага, посчитав, что это действие гарантировано Первой поправкой как форма выражения протеста (дело «Техас против Джонсона»).

А в 2011 году Апелляционный суд в Сан-Франциско отменил обвинительный приговор Вальтеру Багдасаряну, призывавшему в интернете «пристрелить грёбаного ниггера» Б. Обаму, по той же самой причине. Так что Тлейб, обзывая Трампа, особенно ничем не рисковала. Поначалу она даже бравировала своей крутизной: «Я всегда говорю правду власти!» — написала она у себя в Twitter. Однако потом всё-таки уточнила, что имела в виду не только действующего президента. Правда, получилось довольно коряво и от этого ещё хуже: «Это не только про Дональда Трампа. Это про всех нас. Перед лицом конституционного кризиса мы должны восстать».

Сам Дональд Трамп ответил на оскорбление Тлейб довольно лаконично: «Я думаю, что её высказывания были позорными. Думаю, что она опозорила себя и свою семью. Полагаю, это было очень неуважительно по отношению к Соединённым Штатам Америки».

И тут с американским президентом невозможно не согласиться. То, что позволила себе Тлейб, бросает тень не только на неё саму, но и на всю Демократическую партию.

Обращаясь к собравшимся возле Капитолия активистам движения MoveOn, Рашида рассказывала о том, как её сын после промежуточных выборов в ноябре 2018 года пришёл к ней со словами: «Мама, гляди, ты победила! Бандиты проиграли!» Это очень любопытное признание.

Дело в том, что в 13-м избирательном округе штата Мичиган, от которого баллотировалась в конгресс Рашида Тлейб, у неё не было конкурентов. Её победа была гарантирована ещё в августе, когда она выиграла праймериз Демократической партии. В выборах в этом округе кандидаты-республиканцы и независимые политики не участвовали вообще. Это означает, что в семье Тлейб «бандитами» считали не каких-то её конкретных противников-республиканцев из Мичигана, а республиканцев вообще. Просто всю партию «слонов» целиком. И это очень тревожно.

42-летняя Рашида Тлейб — представитель совсем нового поколения федеральных политиков США. Она родилась в Детройте в семье палестинских беженцев, в которой было 14 детей (Рашида была старшей). Закончила два провинциальных университета (политические науки и право), после чего занялась политикой. Сначала Тлейб стала стажёркой члена палаты представителей Мичигана Стива Тобокмэна, который через несколько лет взял её в штат, а потом, покидая свой пост, рекомендовал Рашиде выдвинуть свою кандидатуру на освобождающееся место. Фортуна улыбнулась дочери палестинских беженцев: округ, где избиралась Тлейб, располагался в юго-западном Детройте и был довольно специфическим местом: 40% его обитателей составляли латиноамериканцы, 25% — афроамериканцы, проживала там и крупная арабская диаспора. «Белые неиспаноязычные» американцы, как их политкорректно принято именовать в современных США, составляли менее 30% населения округа.

Рашида победила без особых проблем, после чего несколько раз переизбиралась в палату представителей штата. А в 2018 году Тлейб повезло ещё раз — и уже по-крупному. Представитель 13-го округа штата Мичиган, старейший конгрессмен Джон Коньерс, заседавший на Капитолийском холме 52 года (с 1965-го, когда в Белом доме ещё сидел Линдон Джонсон!), ушёл в отставку со своего поста… будучи обвинённым в сексуальных домогательствах. Достопочтенному конгрессмену к тому моменту уже исполнилось 89 лет, что, впрочем, в потрясённой делом Вайнштейна и движением Me Too Америке никого не смутило. Место Джона Коньерса пытался занять его внучатый племянник Иэн, но его-то на праймериз как раз и победила Рашида Тлейб.

Вместе с ещё одной новоиспечённой конгрессвумен — сомалийкой Ильхан Омар — Рашида образовала маленькую мусульманскую фракцию в палате представителей. Любопытно, что присягу Тлейб и Омар приносили не на Библии (как это принято в конгрессе) и даже не на Конституции США, а на священной книге ислама — Коране. Поначалу американские СМИ с умилением рассказывали, что для клятвы был использован Коран из личной библиотеки третьего президента США Томаса Джефферсона, но позже стало известно, что Тлейб предпочла потрёпанный Коран, принадлежавший её дедушке палестинцу.

Этот факт, равно как и то, что на церемонию принесения клятвы Рашида явилась в национальной палестинской одежде (платье, расшитом её матерью), чрезвычайно возбудил всех сторонников мультикультурализма и прогрессизма. Социальные сети запестрели фотографиями прогуливающихся по коридорам конгресса Тлейб в палестинских нарядах и Омар в хиджабе, прогрессивные женщины, по выражению турецкой газеты Daily Sabah, «взяли штурмом Twitter». Днём 3 января Рашида Тлейб стала героем либеральных СМИ. А вечером того же дня оказалась в центре скандала.

Дело в том, что Тлейб с самого начала жёстко обозначила свою позицию: она ярая сторонница импичмента президента Трампа. Спустя несколько часов после того, как Рашида присягнула на Коране, интернет-газета её родного штата Detroit Free Press опубликовала её колонку, в которой были такие слова: «Президент Дональд Трамп представляет собой прямую и серьёзную угрозу для нашей страны. Почти ежедневно он атакует нашу Конституцию, нашу демократию, верховенство закона и народ этой страны. Его поведение спровоцировало конституционный кризис, которому мы должны противостоять… Пришло время для процедуры импичмента!»

Колонка наделала много шума, тем более что почти одновременно ещё один демократ, Бред Шерман, представляющий в конгрессе суперлиберальную Калифорнию, внёс на рассмотрение палаты представителей проект резолюции об импичменте президента. В первый же день работы нового конгресса! Впрочем, летом 2017 года Шерман вместе с ещё двумя конгрессменами — Элом Грином из Техаса и Стивом Коэном из Теннесси — уже вносил такую резолюцию. Однако тогда у демократов не было большинства в нижней палате конгресса.

«Авторы нашей Конституции, — писала Тлейб, — разработали средство противодействия такому конституционному кризису: импичмент. С помощью статьи об импичменте они стремились обеспечить возможность нашим избранным представителям в конгрессе защитить страну, удалив беззаконного президента из Овального кабинета».

Для того чтобы отстранить действующего президента от власти, Конституция США требует его осуждения за «измену, взяточничество или другие тяжкие преступления и правонарушения». Начать процедуру теоретически может любой конгрессмен, подав соответствующее ходатайство, которое должен рассмотреть юридический комитет палаты представителей.

Если этот комитет признает подозрения (пока только подозрения!) обоснованными, он должен сформулировать обвинения и вынести их на голосование на пленарном заседании нижней палаты. Для того чтобы процедура продолжалась, требуется простое большинство голосов — это демократы сейчас могут обеспечить легко, у них в палате представителей 235 кресел против 199 у республиканцев.

А вот дальше обвинения должен рассмотреть сенат, который выступает в данном случае как судейская коллегия, возглавляемая председателем Верховного суда страны. Президент имеет право защищаться с помощью адвоката, а чтобы импичмент был объявлен, требуется две трети голосов сенаторов. В сенате 100 кресел, и 52 из них занимают республиканцы. У демократов всего 45 голосов, двух третей им не набрать ни при каком раскладе — учитывая тот факт, что после смерти Джона Маккейна и удивительного перевоплощения Линдси Грэма из противника Трампа в его сторонника оппозиции президенту внутри Республиканской партии не существует.

Поэтому-то новый лидер большинства в палате представителей Нэнси Пелоси и не торопится с началом процедуры импичмента Трампа. Она осторожно говорит, что демократы должны «подождать и посмотреть», какие результаты принесёт расследование спецпрокурора Роберта Мюллера о якобы имевшем место вмешательстве России в выборы 2016 года. Сам Трамп заявил журналистам, что Пелоси в ходе переговоров по бюджету заверила его: демократы нижней палаты даже «не надеются» привлечь его к ответственности.

В старинной басне, сочинённой ещё Эзопом, такая ситуация называется «лиса и виноград». Демократы вроде бы победили на промежуточных выборах, можно начинать такую желанную процедуру импичмента — но без шансов на успех. Республиканская партия за это время превратилась в «партию Трампа» и сплотилась вокруг президента. А надежда на то, что расследование Мюллера приведёт к каким-то сенсационным разоблачениям, крайне иллюзорна — при всей своей ненависти к главе Белого дома даже самые упёртые демократы понимают, что если бы какие-то «дымящиеся стволы», то есть бесспорные доказательства его вины, существовали, их бы уже давным-давно нашли…

Вот и остаётся самым невыдержанным из демократов — а Рашида Тлейб, как новичок на Капитолийском холме, безусловно, относится к таковым — использовать «язык ненависти», нецензурно выражаясь в адрес законно избранного лидера страны.

Нэнси Пелоси, которая, по идее, должна была одёрнуть зарвавшуюся конгрессвумен, сделала вид, что ничего страшного не случилось. Она заявила, что, хотя сама она никогда не стала бы использовать «такой язык», это не хуже, чем выражения, которые использует сам Дональд Трамп.

Однако это лицемерие.

Действительно, президент США тоже прославился использованием довольно сомнительных выражений. Он называл своего бывшего госсекретаря Тиллерсона «тупым, как камень», а страны, откуда прибывали в США беженцы, — «с…ми дырами» (shitholes). Но при всём при том он никогда не позволял себе, — во всяком случае, публично — использовать в адрес своих противников совсем уж матерную лексику. А слово motherfucker, которое так восхитило активистов движения MoveOn, безусловно, относится к этому разряду английского языка. Неслучайно цитировавшие Тлейб федеральные СМИ добродетельно заменяли несколько букв в этом слове точками.

Трамп прав: используя такой язык, конгрессвумен Тлейб опозорила себя перед всей Америкой. Она опозорила и свою семью. Увы, опозорила она и мусульманскую общину США, которая с таким воодушевлением приветствовала одну из двух женщин-мусульманок в конгрессе.

Но что совсем уж печально, история с Тлейб свидетельствует о стремительной деградации американского политического класса. Представить себе, что такое происходило бы 20, 30, 50 лет назад, попросту невозможно. Причин тому много. Это и процесс глобализации, сопровождающийся усилением влияния наднациональных структур и, соответственно, ослаблением значимости «представительской» политической элиты, от которой уже мало что зависит. Это и чудовищная политкорректность, когда на верхние этажи политической системы люди попадают не за свои способности, а за принадлежность к тому или иному меньшинству, этническому или сексуальному. Это и серьёзнейшие изменения в этноконфессиональном составе населения страны. Ни один политик-WASP («белый, англосакс, протестант») не позволил бы себе назвать президента ублюдком. Наконец — last, but not least — это и влияние массовой культуры, сделавшей «язык улиц» нормой для телевизионной аудитории.

Теперь, если верить прессе, Рашида Тлейб вроде бы «сожалеет» о шумихе, которую вызвало её заявление. Но слово, как известно, не воробей. Как сложится дальнейшая карьера конгрессвумен Тлейб на Капитолийском холме, неизвестно, но в историю она своё имя уже вписала.

Чем-то коричневым.

Кирилл Бенедиктов, RT

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен

Источник: news-front.info

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.