В Литве работает конвейер по изъятию детей

«Остановить конвейер по похищению детей!» — под таким лозунгом в Вильнюсе прошел митинг противников ювенальной юстиции. Участники акции обвинили литовские власти в сознательном разрушении семей. По официальным данным, за последние четыре месяца у родителей в стране отняли почти тысячу детей. Несколько инцидентов широко освещались в СМИ. В одном случае у жительницы Каунаса двухлетнего сына изъяли прямо в городском парке. В сельской местности на границе с Польшей у семьи отняли сразу пятерых детей.

Опека до слез

Жительница Каунаса Эгле Кручинскене гуляла в городском парке с двухлетним сыном и трехлетней дочкой. Мальчик попытался убежать в сторону дороги, женщина закричала, но тот не откликнулся. «Я знала, что там опасный поворот, ездят велосипедисты. Оставив дочь, побежала за ним. Умоляла, чтобы он остановился, не бежал дальше… ребенок не слушался. Когда догнала, шлепнула сына раза три по попе через комбинезон», — рассказала Эгле журналистам. Она подчеркивает, что шлепки были символические, мальчик их воспринял как игру.

Происходящее увидел прохожий. Он снял выяснение отношений на камеру, а после позвонил в полицию. Прибывшие сотрудники правоохранительных органов и специалисты по правам детей задержали Кручинскене на двое суток. Экспертиза побоев у мальчика не зафиксировала, но детей всё равно поместили в детский дом, а потом передали временным опекунам — не родственникам, а чужим людям.

Дети находились вдали от родителей больше месяца. По свидетельству литовских СМИ, они часто плакали, не желали общаться с посторонними. Проведенное за это время расследование показало, что семья Кручинскене является благополучной, супруги живут вместе 20 лет, до этого случая на них не поступало жалоб и на учете у полиции они не состояли.

В конце октября мальчика и девочку вернули отцу Гинтарасу. Эгле предъявили подозрения в применении насилия, она находится под подпиской о невыезде. Сначала ей запретили видеться с родными. После разгоревшегося скандала разрешили жить с семьей в одном доме. «Я со всем согласна, только бы дети были в спокойном окружении», — сказала Кручинскене.

Реформа Матукаса

Реформу семейного законодательства в Литве начали зимой 2017 года. Поводом послужила трагедия в городе Кедайняй. Там в январе 2017 года мать и отец до смерти забили четырехлетнего сына. Мальчик по имени Матукас провинился лишь тем, что не мог выговорить цифры. Изменения назвали реформой Матукаса.

В июле 2018 года поправки к статьям Гражданского кодекса вступили в силу. Они обязывают госорганы изымать детей из семей, если те находятся в «небезопасном окружении». Такая же мера предусмотрена, если ребенка оставили без присмотра взрослого.

Установлено два уровня опасности. Первый — права ребенка нарушены, но нет угрозы здоровью. В этом случае он остается в семье, но родителей постоянно проверяет социальный работник. Второй — есть угроза здоровью ребенка. Тогда его помещают в центр опеки, а потом поселяют у временных опекунов. На исправление ситуации родителям дается 14 суток. В эти две недели их в произвольное время суток посещает социальный работник. Если родители меняют свое поведение, то могут рассчитывать на возвращение детей.

За четыре месяца после принятия поправок — с 1 июля по 29 октября 2018 года — из семей забрали 922 детей, только 79 из них вернули родителям. Еще в 4237 случаях детей из семей не забирали, но с родителями проводили разъяснительную работу.

Работа вместо пьянки

Каунасскими событиями скандалы не ограничились. В Лаздийском районе на севере республики работники детской службы забрали пятерых детей. Основание: кто-то позвонил полицейским и сообщил, что родители пьянствуют и не смотрят за детьми. Полицейские приехали, увидели, что дети одни, и вызвали работников госслужбы.

Вернувшиеся с работы родители возмутились: никого не волнует, что им необходимо зарабатывать деньги. Они рассказали, что 12 лет назад у них сгорел дом. Тогда государство внимания на них не обратило, помощи не оказало. Одна из девочек потом убежала от временных опекунов туда, где ей, как утверждают контролеры, небезопасно, — к родителям.

В окрестностях Клайпеды родители пятилетней девочки подали в суд на местный муниципалитет. Летом дочку изъяли из семьи якобы из-за применения к ней насилия. Ее поместили в Центр социальных услуг, спустя несколько месяцев решение было отменено. Теперь родители требуют выплатить компенсацию за моральный ущерб в размере €120 тыс.

«Растопчете семью — растопчете Литву»

Главная проблема законодательства — размытость формулировок. Каждый работник службы защиты детей понимает «небезопасные условия» по-своему. Кого-то может возмутить сквозняк в квартире, кого-то — прогулка в прохладную погоду без шапки и т.д. Законодательство не различает семьи, где применяется насилие, и семьи, в которых изредка шлепают детей.

Такая ситуация провоцирует самоуправство соцработников и сведение счетов между взрослыми. Некоторые подростки также пытаются воспользоваться положением. В Вильнюсе, например, 15-летний школьник пожаловался на то, что мать за ним не смотрит. Когда приехала полиция, он сказал, что ему не покупают новый мобильный телефон и заставляют убираться дома. По статистике, ложными за прошедшие четыре месяца были 60% жалоб.

Вызывают вопросы и работники детского ведомства. Заместитель директора Службы по правам детей и усыновлению Лайма Палинскайте признала, что людей из-за нехватки оформляют быстро. Появляются и откровенно сомнительные работники. Так, в Каунасе журналисты нашли специалиста, которого привлекали к уголовной ответственности за организацию преступной группировки, занимавшейся махинациями с НДС.

Еще один сложный момент — поиск опекунов. Такие люди получают оплату за приемных детей, конкретную сумму устанавливает каждый муниципалитет отдельно. В среднем за ребенка платят около €300. Понятно, что финансовая выгода сомнительна. Особенно сложно найти приемных родителей детям старше 10 лет. Тех, кому новой семьи не досталось, размещают в детдомах.

30 октября в Вильнюсе у здания сейма Литвы прошел митинг с требованием пересмотреть реформу. «В законе написано, что сначала семьям постараются помочь, а изъятие детей — крайняя мера. Однако сегодня мы видим, что крайние меры применяются с самого начала», — сказал один из организаторов акции.

Участники мероприятия держали плакаты с надписями «Растопчете семью — растопчете Литву», «Больную семью нужно лечить, а не убивать» и др. Они потребовали от властей создать систему мониторинга деятельности социальных служб, больше помогать, а не карать семьи.

Игорь Кармазин, газета «Известия»

Источник: news-front.info

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.